Подтяжка лица, круговая подтяжка

Рейтинг
Просмотров: 1937
ОС: Android

Сегодня хотелось бы вернуться к теме, которую мы затрагиваем практически на каждой беседе — это так называемый послеоперационный период. Почему я хочу вернуться к этому? Знаете, как бывает: очень много говоришь на консультации, очень много рассказываешь, но, видимо, из-за волнения, из-за того, что слишком много информации, пациенты не очень акцентируются на послеоперационном периоде. Хотя послеоперационный период не менее важен, чем сама операция. Потому что неправильно проведённый послеоперационный период может испортить даже самую филигранную операцию.

— Сергей Владимирович, можете более подробно рассказать, почему так важен послеоперационный период?

— Да. Почему так важен послеоперационный период? Допустим, мы сделали операцию. Естественно, мы меняем и биомеханические, и физиологические, и биохимические константы организма, и нужно оптимально быстро вернуть всё в физиологическую норму. Это первое, почему важен послеоперационный период. Правильно выполняя рекомендации в послеоперационном периоде, вы гораздо быстрее вернётесь к нормальной жизни, социализации, работе, общению. Второе: есть такое понятие — «послеоперационное осложнение». 90–95 % послеоперационных осложнений возникают при невыполнении послеоперационного режима. На своём опыте и на опыте большого количества хирургов я знаю, что проблемы эти связаны именно с нарушением режима. Чаще всего проблем не бывает именно потому, что мы очень сильно акцентируемся на этом. И третье — каждая операция имеет свой специфический послеоперационный режим, который нужно выполнять для достижения хорошего результата. Не только в ближайшие месяц-два-три, но и в ближайшие год-два-три-десять. Потому что это важно. В принципе, если поделить получившийся результат, то сама операция — это 50%, послеоперационный период — ещё 50%. Соответственно, можно понять степень важности.

— При операциях на лице (подтяжки, омоложение лица) как протекает послеоперационный период? Какие есть особенности?

— Все операции на лице (я имею в виду именно операции, а не малоинвазивную хирургию) психологически наиболее сложные, потому что, допустим, после круговой подтяжки лицо отекает довольно сильно. И понятно, что послеоперационные назначения направлены только на то, чтобы быстрее ушёл отёк, быстрее ушли гематомы, если они есть. Первые два-три-четыре дня отёки иногда бывают довольно сильные, и людей это психологически дестабилизирует. Если взять среднестатистическую стандартную операцию (потому что у каждого есть разветвления: глубокие подтяжки, кожные подтяжки, эндоскопические подтяжки), то есть определённые закономерности. Первое — это ограничение нагрузок. Понятно, что если вы будете нагружаться больше, чем нужно, это усилит отёк, боли и тому подобное. Второе — это гигиена даже минимальных швов. Это важно, потому что от того, как вы будете ухаживать за швами, зависит то, как сформируется рубец. Понятно, что мы за ними следим, но всё равно мы даём рекомендации, как за ними ухаживать. Третье — это борьба с отёками. Очень важно рутинное выполнение всего этого. Если мы просим пять-шесть раз в день мазь наносить, то нужно пять-шесть раз наносить эту мазь. И, конечно, ношение компрессионного белья, что для многих людей не очень привычно, но компрессионное бельё помогает вернуться к нормальной жизни как можно быстрее. Препараты. Чаще всего это антибиотики, нестероидные противовоспалительные препараты, которые убирают боль, отёки и всё прочее. В последнее время я часто назначаю так называемые лимфодренажные препараты. Чаще всего их назначают при варикозной болезни и при лимфостазах, но и в этом случае они, в общем-то, неплохо работают. Какие-то адаптогены я стараюсь назначать. Ну, и есть определённая симптоматическая терапия (чаще всего это боли), и есть люди, у которых какие-то заболевания хронические и их нужно поддерживать. Обязательное выполнение всего этого всегда приводит к очень хорошему результату. Посещения. Если я прошу прийти на пятые – седьмые сутки, это понятно. Но если я прошу прийти через месяц, через два, через три — это тоже очень важно для пациента. Потому что через месяц после подтяжки лицо ещё не приобретает окончательный вид, если это большая подтяжка. Нужно два, три, четыре месяца для того, чтобы ушли основные рубцы (даже если они минимальны, они всё равно влияют), ушли отёки, для того, чтобы лицо адаптировалось к новому положению тканей. На это тоже нужно время. И поэтому я всегда прошу приходить. Плюс, в этот период мы добавляем ещё что-то косметологическое, чтобы улучшить состояние кожи, тургор кожи. Очень часто мы лазер в этот момент делаем, ботулотоксины, филлеры и так далее, и тому подобное. Это всегда в комплексе идёт. Если вы хотите получить хороший результат подтяжки, конечно же, нужно показываться врачу. Сложного здесь ничего нет. Я обычно пишу всё, что нужно выполнять. Что написали, то и выполняйте.

— При ринопластике сколько длится послеоперационный период?

— Ринопластика — это довольно сложная операция, и, соответственно, довольно сложный послеоперационный период. Он сложен не тем, что там нужно что-то делать. Он сложен тем, что там нужно очень детально, очень внимательно, прецизионно следить за тем, что происходит с носом. Допустим, сделали мы операцию. Основное и самое главное, что происходит в послеоперационном периоде при ринопластике — это ношение гипса. Это не повязка, это гипсовый лангет. Чаще всего это гипс пластиковый, это не наши советские гипсы. Даже если этот гипс намокнет, с ним ничего не случится.

Всегда нужно понимать следующее. Первое. Гипс — это основное, что нужно относить. Сроки ношения гипса зависят от объёма операции. Меньше семи дней у меня никто не носит. Потому что в течение семи дней образуется первичная тугоподвижность хрящей или костей. Когда мы разрезаем ткань или делаем остеотомию (ломаем кости), впоследствии формируется так называемая фибринная спайка, которая уже хорошо держит. Тогда можно снимать этот гипс. Плюс, это адаптация кожи к новой ситуации. Потому что любая ринопластика — это работа с костями, это работа с хрящами, а потом уже кожу мы просто кладем сверху. И она должна адаптироваться. Есть люди с плотной кожей, есть люди с тонкой кожей — здесь свои закономерности. Довольно часто в последнее время (я и раньше это использовал, но сейчас как-то больше полюбил) мы накладываем так называемые этапные гипсы. Первые трое суток — максимальные отёки. Когда отёки уходят, гипс нужно переложить, потому что он адаптирован к моменту операции. Ещё такая проблема для многих — то, что нос дышит ещё не очень хорошо. Я никогда не советую никому нос чистить в первые три-пять дней, потому что ко мне приезжали с кровотечением. Не нужно себе придумывать проблемы. Если нос немножко не дышит, то это не потому, что там что-то, а из-за того, что слизистая отекла. Первые трое-пять суток мы оптимально боремся с отёком слизистой, но чаще всего тут просто нужна определённая доза терпения и наблюдения. После снятия гипса, в принципе, нос всегда дышит хорошо. Выделения из носа тоже очень многих беспокоят, но это нормально. Весь что такое насморк? Это какое-то воспаление в зоне слизистой. Травма — это, по большому счёту, то же самое воспаление. Соответственно, что-то из носа будет течь. Это даже хорошо, на самом деле, так как происходит промывание поля, на котором делалась операция. Швы чаще всего располагаются внутри носа, если это закрытая ринопластика. Если открытая, небольшой шов располагается на кончике носа, но чаще всего мы его снимаем на пятые сутки вместе с этапными гипсами. Самое главное — просто смотрите на свои руки. Не надо, чтоб руки приближались к носу. Это у всех основная проблема. Есть пациенты, которые пробуют нос на прочность. Это не приведёт к проблемам, но это увеличит длительность послеоперационного периода.

Нос на самом деле — довольно ответственная зона. Здесь тем более я прошу приходить ко мне в месяц, в два, в три, потому что есть рубцевание, есть память кожи, есть память мягких тканей. По утрам нос отекает месяцев до трёх — это нормально. Чувствительность кончика носа у всех восстанавливается от месяца до трёх. Если мы это делаем зимой, то предупреждаем: следите за носом в мороз. В городах, где морозы сильные, на этом нужно делать особенный акцент, потому что были ситуации, когда нос отмораживали. Ты просто не чувствуешь, как его отмораживаешь, а он синеет. Естественно, я всем назначаю в течение месяца накладывать лейкопластырную повязку для того, чтобы чётко сформировать спинку носа. Это вроде мелочь, но жизнь вообще состоит из мелочей. Иногда возникают какие-то неровности за счёт отёков, какое-то не совсем правильное рубцевание. Это возникает редко, но на этом этапе мы можем что-то с ними сделать, если пациент ко мне ходит. Чаще всего это лейкопластырь или физиотерапия, или даже укольчик какой-то. И в конечном счёте это приводит к тому, что все довольны. Есть ещё понятие «спортивные нагрузки». Часто бывает, что если ты палец на ноге повредил, почему-то обязательно все начинают именно на него наступать. Есть такой закон подлости. С носом примерно то же самое. У меня не было каких-то нюансов именно в этом плане. Может быть, потому, что я очень сильно пугаю пациентов. Но это хорошо, на самом деле. Потому что когда мне говорят «Вот видите, ничего не произошло», я думаю «И слава богу!». К ринопластике нужно серьёзно относиться, потому что нос — это такая пирамида, и слабость в каком-то месте заваливает всю пирамиду. Это такая концепция видения носа.

Я всегда стараюсь с пациентом писать: то-то делай, то-то не делай. Так проще. Есть люди, которые занимаются самодеятельностью, но это называется «горе от ума». То есть, люди сами себе создают проблемы, которые они потом с доблестью решают. Мы решаем эти проблемы, но лучше их не создавать. Лучше быстренько всё сделать, провести нормально послеоперационный период и спокойно жить.


Источник: http://med-estetika.ru/publications/after_operation/